Шизоид (часть 4): пограничник и шизоид

По изначальной задумке, расстройства личности не были темой данной серии публикаций. Однако я немного смещу акцент рассуждения, чтобы рассмотреть одну тему, которая периодически всплывает в популярных психологических журналах и в тематических обсуждениях в интернете. Речь идёт о сравнении пограничного и шизоидного расстройства лич- ности.

 

Девушка в светлячках

 

Сама постановка вопроса является семантически некорректной, так как эти два понятия в психологии лежат в разных плоскостях. Первое понятие относится к уровню организации личности, второе к личностным радикалам. В переводе на нормальный язык это означает, что сравнивать пограничника и шизоида — это то же самое, что сравнивать тёплое с мягким. Более того, один и тот же человек может оказаться «носителем» и того, и другого. Тем не менее, пользуясь своим положением диванного психолога, я рассмотрю этот вопрос именно в такой формулировке.

 

Вопрос интересен тем, что ряд внешних черт пограничников и шизоидов обнаруживает удивительное сходство, при этом ряд других — контраст- ное отличие. Выражаю отдельную большую благодарность владелице блога http://sadlru.woya.ru. Её блог — блестящая иллюстрация самой сути пограничного расстройства личности. «Свою» сторону сравнения я буду, понятное дело, писать по собственным впечатлениям. «Пограничную» будет, в основном, писать за меня интернет. О своей «диванности» я вас предупредил, так что приступим.

 

Итак, первое, что объединяет этих двух «товарищей» — это заложенная от природы повышенная чувствительность нервной системы и неадек- ватная реакция взрослых на проявления этой чувствительности в раннем возрасте. Также в «букете» детских проблем может быть удушающий родительский контроль (половина случаев) и наличие каких-то психологических травм.

 

Одно из основных внешних проявлений того и другого — это защита собственных личных границ, причём яростная их защита, стремление всех окружающих держать на строго определённой дистанции от себя и не подпускать никого ближе, включая ближайших родственников. И пограничник, и шизоид периодически стремятся оставаться одни, чтобы хоть ненадолго выпускать наружу настоящего себя, которого кроме них никто не должен видеть. Навязчивые расспросы на болезненные темы, чтение дневников и личных переписок — это одни из немногих вещей, которые способны взбесить обычно мирного и безобидного шизоида. Пограничника те же самые действия могут довести до истерики, которая ещё неизвестно чем закончится. Это сходство, повторю, внешнее. Внутренняя же мотивация у них различна.

 

Шизоид боится, что если окружающие узнают, какой он внутри, к нему сумеют подойти слишком близко, обойдут его внутреннюю систему защиты и уничтожат его. Он не опасается, что всё, что он скажет, может быть использовано против него, он доподлинно знает, что именно так и будет сделано. Поэтому в повседневной жизни он всегда держит вокруг себя «железный занавес», чтобы не давать окружающим ни одной подсказки, через что его можно зацепить. Делать это тяжело, поэтому шизоиду катастрофически необходимо хотя бы иногда бывать в одиночестве, чтобы давать своим «мысленным мускулам» отдохнуть. Всё время находиться в присутствии других людей для него чревато серьёзным нервным срывом.

 

Страх пограничника имеет совершенно другую природу. Пограничник очень сильно привязывается к людям, с которыми он начинает общаться, и очень тяжело переносит разрыв. Он охраняет свой внутренний мир потому, что боится, что если окружающие узнают, какой он внутри, с ним не захотят больше общаться, начнут разбегаться от него. В отличие от шизоида, он легко знакомится с людьми, но знакомясь с каждым новым человеком, он всегда подсознательно боится, что этот новый человек вновь предаст его. Пограничник тоже ищет одиночества, но, в то же время, самого одиночества не переносит, ему необходимо бывать с кем-то, чувствовать рядом чьё-то присутствие.

 

Таким образом, мотивация наших «товарищей» различна. Шизоидом движет потребность в безопасности и страх уничтожения. Погранич- ником движет потребность в привязанности и страх отторжения. При этом внешние поведенческие реакции имеют сходство.

 

Второе серьёзное обстоятельство, которое их роднит — это высокая чувствительность, которая оборачивается непереносимостью сильных внешних раздражителей: яркого света, громкого звука, чересчур бурного выражения эмоций, криков и так далее. Однако реакция их также различна.

 

Шизоид весь поток своих эмоций устремляет внутрь себя, затягивая мысленную «удавку» на собственной шее. Любой объём внешнего негатива он способен пережечь внутри себя, вопрос лишь во времени. Само «лечение» простое — закрыться от всех и подождать. Его единственное слабое место — это сам внешний раздражитель, который он неспособен контролировать. Загонять шизоида в угол довольно-таки опасно: он может взорваться так, что мало не покажется никому, и даже совершить общественно опасное действие. Окружающих это способно сильно шокировать, так как они просто не ожидают подобной реакции от всегда мирного и молчаливого товарища. При этом в момент срыва у шизоида, в отличие от, скажем, маньяка, не будет цели причинить кому-то вред или как-то «наказать» обидчика. Его цель будет совершенно конкретна: заглушить источник негативного воздействия, которое он не способен больше терпеть. Как только источник замолчит (неважно, сам или в результате удара по голове тяжёлым предметом), шизоид тут же начнёт успокаиваться и в скором времени внешне придёт в своё обычное состояние (хотя внутри него буря может клокотать ещё долго).

 

Совсем иначе на сильные раздражители реагирует пограничник. Этот индивид контролировать свои эмоции не может, поэтому его эмоции всё время выплёскиваются наружу. Движимый эмоциями, он может совершать лишённые логики импульсивные поступки. Нередко это вызывает внешние проблемы, которые становятся новым источником негативных эмоций, с которыми пограничник вновь не может справиться, чем загоняет себя ещё глубже в пучину проблем. Из-за этого многие пограничники рискуют уйти в штопор депрессии, из которого им может быть очень сложно выбраться. Выход может быть найден в алкоголе, наркотиках и даже самоповреждении. Последнее обычно используется как способ заглушить душевную боль болью физической. По этой причине родственники и окружающие могут ошибочно принимать пограничников за истерических личностей, которые подобными действиями просто стараются перетянуть внимание на себя. Такая ошибка может обойтись очень дорого, так как пограничнику, на самом деле, плевать на чужое внимание, он решает свою и только свою проблему, и его намерения при этом абсолютно серьёзны. По имеющимся данным, каждый десятый человек с пограничным расстройством личности уходит из жизни добровольно.

 

Девушка с водкой

 

Третий краеугольный камень жизни представителей обеих фокус-групп — это поиск баланса. Жизнь шизоида — это вечное балансирование между негативом, поступающим извне, и позитивом, идущим изнутри. Многие исследователи отмечают, что внутренний мир шизоида — это идеальный мир, где все друг друга любят и все счастливы. Будучи шизоидом сам, я готов всецело это подтвердить. Парадокс в том, что совсем отказаться от негатива нельзя, ибо это фактически означает отрыв от реальности и уход в затворничество. Как это происходит, вы могли увидеть в моей предыдущей публикации.

 

Та же самая проблема, баланс, стоит и перед пограничником, вот только его баланс неустойчив, из-за чего его жизнь представляет собой постоян- ные метания между эйфорией и депрессией. Хуже того, «полярность» этого баланса противоположна. Изнутри себя пограничник черпает именно негатив, который пытается скомпенсировать позитивными впечатлениями из внешнего мира. Но поскольку наш мир, увы, не особо щедр на позитивные впечатления, и возникает тот самый штопор депрессии. Идеальным выходом для пограничника была бы тихая размеренная жизнь, в котором отсутствие новостей было бы ежедневной новостью. Второй столп его идеальной жизни — это стабильные и доброжелательные отношения с окружающими, которые должны быть в меру общительны, но при этом не пытливы.

 

И последнее сходство, которое мы отметим. В межличностных отноше- ниях (как любовных, так и дружеских) и шизоид, и пограничник — стабильные и верные партнёры, способные очень долго терпеть любые недостатки своей «второй половины». Но мотивация их вновь различна.

 

Пограничник держится за отношения, потому что боится самого разрыва отношений. Его самый большой страх — это сам хлопок дверью. Знакомится он легко, но, уже знакомясь с новым человеком, начинает подсознательно оценивать вероятность того самого хлопка в будущем.

 

Шизоид держится за отношения из опасения, что если он потеряет этого партнёра, он уже не найдёт на его место никого. Потому что его главный страх — это необходимость нового знакомства. Здесь следует уточнить, что имеется в виду именно личное знакомство, для которого необходимо хотя бы отчасти приоткрыть настоящего себя. Это не касается тех же деловых знакомств, для которых есть официальный повод, и в которых совсем не обязательно показывать себя настоящего, достаточно просто действовать по инструкции.

 

Дочитав этот бред до конца, вы, уважаемые читатели, наверное, подумали, что я рассказал вам о двух типах людей, с которыми нельзя иметь дело ни при каких обстоятельствах, и от которых, по возможности, нужно держаться за километр. Что ж, может быть, это и так. Во всяком случае, вы теперь знаете своих «врагов» в лицо.

 

Пейте чай

 

Я не тешу себя надеждами, что данный 12-страничный результат моего «аутотренинга» может быть кому-то интересен, разумеется. Тем не менее, если у кого-то из случайно забредших на сайт посетителей возникнет желание что-нибудь мне написать, сделать это возможно. Пишите на clafirrin@yandex.ru, это ящик, к которому привязана моя учётная запись на Woya. Обещаю, что буду его иногда читать.

 


Комментарии

KristiBos..
3 месяца назад
я узнаю в себе пограничника..

Clafirrin
3 месяца назад
Увы, именно чрезмерная забота и всяческое охранение — это то, что загоняет таких людей ещё глубже внутрь их скорлупы. Шизоидный ребёнок + гиперопека родителей — это вернейший рецепт взрослого человека, не приспособленного к жизни. Как выводить из этого — я и сам не знаю.

natali7891
3 месяца назад
Вы очень точно описали тут мою младшую сестру. Она очень хороший, но очень замкнутый человек. У нее нет и никогда не было друзей. В школе и в институте она училась прекрасно, но ни с кем не могла сойтись. Наша мама очень тяжелый человек, думаю причина в этом, она не строгая, но очень заботливая, она оберегала от всего и всю жизнь.....а теперь сестре 27 лет и она не может ни работать и не наладить личную жизнь......она живет с родителями.....и теперь мама рада бы ее отпустить уже. Но она не умеет жить сама.....и не может измениться. Я сделала очень много попыток помочь ей, знакомила с друзьями, но ничего не смогла сделать.....
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти