Шизоид (часть 3): потеря связи

Как говаривал ещё Гиппократ, всё на свете есть лекарство и всё на свете есть яд, дело в дозе. Шизоидная акцентуация содержит в себе как отрицательные черты, так и положительные, как, впрочем, и любая другая. Оказавшись на своём месте, шизоид может серьёзно «прокачать- ся» в профессиональном плане. Однако при значительном усилении шизоидных свойств отрицательные черты начинают выпирать настолько сильно, что объективно мешают нормальной жизнедеятельности и адаптации человека в обществе. В этом случае говорят уже о шизоидном расстройстве личности. Шизоидное расстройство не считается социально опасным и потому не подлежит принудительному лечению, но освобождает человека от службы в армии и лишает его права на управление автомобилем.

 

Лунный коралл

 

В процессе подготовки данной серии публикаций мне на глаза попались вот эти две замечательных видеозаписи. Ознакомьтесь, если есть возмож- ность.

 

https://www.youtube.com/watch?v=aNl79O9QTdU

https://www.youtube.com/watch?v=UVYM2Sntbwk

 

К сожалению, об авторах первой из них узнать ничего не удалось, а жаль, ребята старались. Мне самому, конечно, далеко до подобной «кондиции», но, к несчастью, я знаю, что эта стадия далека от терминальной. Потому что терминальную я видел своими глазами. И именно о ней я расскажу вам сегодня.

 

У моего лучшего друга детства Игоря есть младший брат Олег. Ему недавно исполнился 31 год. У Олега нет аттестата об окончании средней школы, нет военного билета, нет и никогда не было работы, нет даже амбулаторной карты в поликлинике для взрослых. Потому что уже почти 15 лет он не выходит из дома.

 

Парень

 

Его проблемы начались ещё в начальной школе. В своём первом классе он так ни с кем и не подружился. Крайне неохотно выходил к доске. Кроме своих родственников общался только с близкими друзьями Игоря, одним из которых был я. Если на улице ему случайно встречались его одноклассники, он старался поскорее скрыться от них.

 

Родители обратили внимание на странное поведение сына, но неверно оценили масштаб проблемы. Один единственный раз они свозили его на консультацию в областной психоневрологический диспансер, где типич- ная совдеповская тётя-психиатр, выслушав версию родителей, но не добившись ничего от самого пациента, дала короткую и удивительную по своему идиотизму рекомендацию: «Да ему просто по жопе дать надо!» Выполнять рекомендацию не стали, тупо забили болт. Пусть сам решает свои проблемы. А сам он их решить не смог.

 

В старшей школе он всегда сидел один за последней партой, к доске не выходил никогда. Учителя давали ему письменные задания и, сжалившись, ставили тройки за их выполнение. В классе у него была кличка «глухонемой», причём большая часть одноклассников была уверена, что это не шутка. Фактически, в стенах школы Игорь и я были единственными людьми, кто мог перекинуться с ним хоть парой слов. Для остальных он был тем самым «глухонемым», вечно сидящим за последней партой. Но как бы они удивились, если бы увидели его дома!

 

Все люди для него делились на «ближний круг» и на всех остальных, которых он воспринимал, как угрозу. В окружении людей из «ближнего круга» это был весёлый, общительный и невероятно умный парень. Его изобретательности и кипучей фантазии можно было позавидовать. Он мастерски ремонтировал любую электронику, собирая совершенно удивительные устройства из списанных радиодеталей. Его комната была полна сделанными вручную моделями всевозможных зданий и ландшафтов, настольными играми его собственного авторства. Он был активным участником в постройках шалашей, поисках кладов и съёмках фильмов, которые мы устраивали. Но стоило где-то поблизости появиться хоть одному человеку, не входящему в его «ближний круг», улыбка пропадала с его лица, а речь замолкала. Если была возможность уйти, он делал это. Если такой возможности не было, он просто стоял столбом, вновь превратившись в «глухонемого».

 

Потом внешние обстоятельства начали меняться. Я окончил школу и уехал учиться в другой город. Спустя год школу окончил Игорь. Из института его отчислили на первом же курсе, и он попал в весенний призыв. Годом позже в аналогичной ситуации оказался Сашка, третий человек из нашей «неразлучной троицы». По итогам учебного года Олега не допустили до выпускных экзаменов за девятый класс. Вскоре после этого он переступил порог квартиры родителей в последний раз...

 

С той поры я виделся с ним раз в несколько лет. Как правило, оказывался в гостях по приглашению Игоря. Олег меня по-прежнему помнил и общался со мной свободно. Сидя в его набитой всякой всячиной комнате и слушая, как он неизменно травит анекдоты, было очень сложно поверить, что передо мной человек, уже много лет не выходивший за порог квартиры. Родителям на него было по-прежнему плевать, сидящего дома тридцатилетнего сына они не считали серьёзной проблемой. Один раз я попробовал уговорить его съездить в гости ко мне. На словах он сначала согласился, но когда пришёл назначенный день, начал отчаянно отказываться. Тогда я совершил страшную ошибку — я попытался слегка надавить. И практически сразу я увидел перед собой уже знакомого мне «глухонемого». Что ж, обратной дороги не было, я тихо попрощался и ушёл. В следующий раз мы с ним увиделись спустя два года. Олег общался со мной, как обычно, о том случае не вспоминал. У него был день рождения. Я сказал ему, что хотел бы переписываться с ним, раз уж живём теперь далеко друг от друга, и подарил ему телефон, в который был забит один единственный номер — мой. Подарок он принял. За следующие месяцы я отослал на его номер несколько SMS, но в ответ получил тишину. Интернетом Олег тоже не пользовался, об этом я знал от Игоря. Он перерезал все контакты с внешним миром, которые только могли возникнуть. Практически для всех, кроме собственной родни, его просто не стало.

 

Трагический герой

 

Сейчас, в связи с моим открытием недельной давности, моя голова полна всевозможных идей и проектов. Я рад тому, что я понял, кто я есть, и хотел бы помочь другим людям, которые живут с теми же самыми проблемами. Я верю, что большинство проблем можно решить, и что скрытый в нашем психотипе потенциал способен при правильном подходе многократно окупить связанные с ним издержки. Но, боюсь, каких бы успехов я не достиг в этом своём новом начинании, я, увы, всегда буду помнить о том, что как минимум одного человека я не сумел спасти.

 


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти